МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ! » ФАНФИКИ » КАК ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД


КАК ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s4.uploads.ru/t/GUulD.jpg

Действующие лица (герои): Джейби и Джуниор
Год: 2012
Место: Корея, Сеул
Жанр: Слеш 18+

Априори горького шоколада, так же как ноты в вине или в хорошем парфюме - палитра оттенковаромата и вкуса составляет уникальный букет, с нотками, которые смешиваются и оттеняют друг друга.

Часть 1

Случилось это 5 января 2012 года. Семнадцатилетний юноша вышел из обычной закусочной и неторопливо направился в сторону набережной реки Хан.

Молодой человек являл собою великолепный современный тип: каштановые волосы, тёмно-карие глаза, белые зубы, яркие губы. Свежесть и бархатистость его кожи, как это бывает у ухоженных, придавали некую изнеженность, чуть ли не женственность его красоте. Крепкое телосложение и гибкость тела выдавали в нём увлечённого фитнесом или спортом. Одежда его была по последней моде в стиле романтического хардкора. Чёрные джинсы-дудочки с рваными дырами на коленках; в свитшоте, натянутом поверх худи и футболки; на ногах красовались ботинки класса люкс от VIKEDUO; шапка—бини ярко синего цвета, сдвинутая слегка набок, оттеняла его высокий лоб, на котором лежала печать спокойствия и душевной твёрдости.

Пока он шёл по набережной, не только молодёжь и взрослые, но и редкие прохожие за ручку старики, оборачивались. Словно каждый из них видел в нём очень важного человека или известного айдола.
Не обращая внимания на столь явное внимание к его персоне, он продолжал путь до определённого места. Это был парк Туксом. На небольшой частной пристани для виндсерфинга его ожидали.
Вот на него не без волнения Им спустился по лестнице.

Ты как всегда опаздываешь, — недовольно пробурчал тот, кто уже больше часа ожидал его на пристани.

Давай ближе к делу, Трей. Коротко и конкретно. Только то, что я должен узнать.

Хорошо. Ты решил, чем будешь заниматься? Кажется, завтра тебе исполнится восемнадцать? Будешь совершеннолетним. Самостоятельным.

Я поступаю на театральное отделение в Konkuk University.

А дальше? Как зарабатывать собираешься? На ферме у родителей-то не большой куш. Хочешь деревенщиной остаться в своём Кояне? На тебе сейчас конечно модный прикид. И сам ты как принц азиатский. Только толку от этого.

Им начинал нервничать не по-детски. Он прекрасно помнил, что задолжал этому типу кучу бабла. Год прошёл, а про долг никто не вспоминал.
А теперь что, я должен ему больше?

Что ты хочешь? Если ты про долг, мог бы и позвонить. Зачем заставил меня тащиться сюда через весь Сеул? Денег у меня нет. Ты целый год молчал. Я думал, может, ты уже того, умер.

Айгу-у-у. Не торопись ты так. Я всех переживу, — закурив сигарету, продолжил. — Я  нашёл другой способ возврата долга. С процентами. Ты же не думаешь, что я такой добрый аджосси. Ты пойдешь в музыкальное агентство на отборочный тур. Тебя примут с распростёртыми объятиями.

Им просто онемел от такой самоуверенности.

Какого чёрта им меня принимать с распростёртыми?! Я не певец! Я би-бой! И я не собираюсь делать этого, — бросив последние слова через плечо, Им собрался уйти с этого места.

Хорошо, малыш! Завтра я приду на ферму к твоим родителям и вытрясу свой долг! Я приду не один. Можешь уходить.

Это была ловушка. Скорее большая долговая яма. И сейчас Им находится именно в ней.
Трей подошёл вплотную. Его дыхание было до ужаса противным и зловонным. Дешёвые сигареты, бесконечное соджу, продажные женщины превратили некогда известного артиста в мелкого ростовщика.
Им с трудом вспоминал, как он мог восторгаться этим человеком. Тогда на гребне корейской популярности Трей был крутым, щедрым. Учил уму-разуму. Мысль стать айдолом, пахнет так же, как Трей сейчас.

Трей. Должен быть другой способ. Я найду кучу подработок. Не обещаю скоро, но верну долг.

Нет, малыш. Куча мелких подработок не сделают твою и мою жизнь прекрасной. Я хоть и стал никем, но могу сказать точно: ты станешь известным, крутым артистом. Это первая новость. Вторая, я уже сделал вложения, — указывая пальцем в сторону лестницы.

В свете фонарей на пристани Им увидел медленно приближающуюся фигуру. Это был парень примерно одного с ним возраста и роста. Тёмные волосы блестели чистотой. Заносчивый взгляд чёрных глаз подчёркивал некую независимость и дерзость. Одет был в стиле комфортного casual: свободный, удлинённый кардиган поверх джемпера с V-образным вырезом; классические, укороченные брюки; объёмный, элегантно повязанный шарф; кожаные туфли на босую ногу.

Взгляд оценивающий и дерзкий. Может, врезать вместо приветствия?

Хочешь врезать? — насмешливо-бархатный голос застал Има врасплох.

А можно?

Ну и славно! Хорошее начало! Я вижу, вы понравились друг другу.

Кто он, Трей? И он мне не нравится.

Я Джинён. И ты мне тоже не нравишься.

Это кстати Им. Вернее, Им Джебом. Пожмите друг другу руки.

Ты, кажется, землепашец? Или садовник?

У Има чесались руки расквасить эту дерзкую физиономию и стереть высокомерную улыбку. Сдерживали слова, мелькающие перед глазами, как сигнал светофора: «Вытрясу долг у родителей? Я приду не один».

Парни! Я чувствую запах больших денег, как сладкий бриз реки Хан. Подружиться вам придётся. Время на всё про всё — две недели, - хлопнув одновременно каждого по плечу, Трей, уходил быстрыми шагами, растворяясь в сумерках ночи.

Два красивых, притягательных, стильных парня остались стоять напротив друг друга. Они смотрели друг на друга и боролись со своими внутренними противоречиями. Каждый из них поневоле попался в сети Трея. Джебом из-за долгов. Джинён из-за амбиций.
Не говоря ни слова, молодые люди разошлись по сторонам.

Теги: #GOT7 ,#JJprojekt,#imjaebum,#junior

Отредактировано Jae Beomi (2018-05-12 00:41:19)

+7

2

Часть 2

Прошло более десяти дней. Никто не звонил и не тревожил.
По началу Джебом испытывал каждодневный страх от ожидания чего-то плохого. Страх за родителей. За себя. А потом, устав окончательно от волнений, решил вернуться на пристань и разобраться с Треем на кулаках.
Однако дни проходили за днями. В итоге, Им решил забыть всё как кошмарный сон. Возможно Трей вообразил себя крутым продюсером. Размечтался стать успешным бизнесменом. Конечно. Так бывает с неудачниками. А возможно этот тупица пропал в неизвестном направлении.

Отличное начало дня. Отец вызвал такси, чтобы Им с комфортом добрался до университета. Сегодня он сдаст все тесты и поступит на отделение театра и кино. Родители поддержали его стремление стать кем-то более серьёзным, чем просто певцом на сцене.

Подъезжая к комплексу из огромных зданий тонированных дорогим стеклом, Джебом испытал невероятное чувство значимости и прекрасного будущего. Словно крылья ангела вдруг выросли за спиной. Остановившись перед главным входом мысленно помолился всевышнему. Как только сделал пару шагов, услышал за спиной скрипучий голос Трея.

Малыш. Я так рад тебя видеть.

Им медленно обернулся на голос. Кроме Трея на него смотрели эти высокомерные, дерзкие глаза Джинёна.

Какого чёрта вы тут делаете?

Мы пришли за тобой. Прошло уже больше двух недель. Ты забыл?

Ухмыляясь произнёс этот наглец.

Да. Чтобы вы провалились. Мне сегодня некогда. Я занят более важными делами. Потом. Как-нибудь увидимся.

Лицо Трея исказила хищная гримаса.

Ты смеёшься надо мной, хочешь расстроить родителей? Хорошо. Едем, Джинён, в Коян. Прямо сейчас.

Джебом спешно преградил им путь к недалеко припаркованной машине.
Это был большой тонированный микроавтобус. Страх изнутри подсказывал Иму, что всё не просто так. Возможно там сидят с десяток отъявленных головорезов.

Блять. Хорошо! Что, я должен сделать?

Так-то, малыш. Сейчас поедешь с нами. А завтра вместе с Джинёном поступите сюда. Я же не последняя сволочь, чтобы разрушать розовые мечты.

Действительно в микроавтобусе находилось пятеро бугаёв. Рожи у них были омерзительные. Джебом даже думать не хотел, что можно было бы ожидать от этих бандитов.

Дорога оказалось длинной. Судя по тем пейзажам, что мелькали в окне, двигались они на юго-запад мимо Каннам-гу.
Это район Сончхо. Что? Сончхо!

Это Сончхо? Трей, что мы тут будем делать? Ты решил сдаться?

С чего бы это?! А, я понял. Нет, мы едем не к зданию Верховного суда. Даже не надейся.

Головорезам стало смешно от этой мысли.
Идиоты, вам бы не ржать, а добровольно сдаться. Мне было бы спокойнее жить

Через полчаса авто припарковалось у здания Сеульского Центра искусств.

Монстры в святилище исполнительского искусства.

С сарказмом изрёк Джинён покидая авто.

Монстры? Ты, надеюсь, о себе.

А ты скорее ангел? Хотя, глядя на твоё нежное личико... Да, ангелочек, — проводя пальцем по щеке Джебома.

Умереть хочешь?

Отталкивая руку нахала от своего лица, злобно обратился к Трею:

Что дальше?

Трей не спеша изложил свой план захвата мира и власти в k-pop-индустрии. По его плану всё очень просто, когда можно некоторые «винтики» и «шурупы» в его общем механизме удачи купить или подкупить. Всё, что требовалось от Джебома, это попасть в нужное музыкальное агентство и блистать талантом. Каким талантом Трей пока не уточнил, обещав на этот счёт что-нибудь придумать.
Роль Джинёна, как новоиспечённого друга Има, будет тоже блистать талантами.
И скорее всего следить за мной.

Он будет помогать, приглядывать за тобой.

О-о-о. Так он моя сторожевая собачка? Можно я ему кличку придумаю?

Джинён не долго думая замахнулся и почти задел бы Джебома по лицу, не будь у последнего хорошей реакции. Очень хорошей реакции, так как Им не промахнулся, а точно заехал задире по лицу в ответ.
Джинён не ожидал такой прыти и просто отлетел прямо на одного из сопровождающих головорезов. Желая отомстить он было рванул с кулаками на Джебома, но не успел. Молодых драчунов схватили и развели подальше.
Трей подошёл к Джебому и наотмашь ударил пару раз, стараясь не задеть лица.

Ещё раз, малыш, напоминаю. Ты мне должен! Учти это на будущее. Никаких стычек с Джинёном. Теперь вы лучшие друзья. Если нужно будет, станете любовниками или проститутками. С этого момента эти парни будут рядом. Сбежать тебе не получиться.

Дальше всё как во сне. В каком-то шикарном кабинете их троих принимал некий профессор. Пообещав сделать всё возможное, и далее с отвратительной улыбкой принял увесистый пакет. Потом были в дорогом ресторане, где парням пришлось подливать напитки и улыбаться какой-то высокомерной дамочке сорока лет. Поддакивать принципам воспитания молодёжи и натянуто смеяться над её идиотскими шутками.
Джебом изрядно устал. Он был голоден и зол. Нет, он был в бешенстве. В бешенстве от того, что этот слащавый Джинён выдумывал дурацкие истории их дружбы с детства, братской любви и преданности. Если бы его настоящий друг Ёнджэ слышал весь этот бред, скорее всего убил бы Джинёна.
И  я бы убил. Если бы никто не мешал.

Джебом махнув на всё происходящее, быстро напился. Когда нырял в забытьё, последнее, что он увидел, встревоженный взгляд липового друга.

Отредактировано Jae Beomi (2018-05-12 00:53:47)

+8

3

Часть 3

Просыпаться от головной боли, которая разрывала черепную коробку на тысячу кусков, самое ужасное состояние. Сухость во рту и тошнота. Попытка привстать окончилась неудачей. Головокружение охватившее всё тело, сделало его непослушным. Мысли в голове в сплошном хаусе.
И всё же... Что со мной? Где я?
Осторожно оглянулся по сторонам. Всё вокруг было незнакомым. Огромная комната. Витражные окна от потолка до пола. На потолке огромное зеркало, в котором увидел своё отражение.
Джебом лежал на большой кровати застеленной дорогим постельным бельём. На нём была одежда в которой он ушёл вчера из дома. Даже туфли были на нём.
Я не сплю в одежде. Если бы мама увидела, то...

Родители! Чёрт! Чёрт!

Вскочил с постели. Обшаривая карманы куртки, лихорадочно искал свой сотовый.

Успокойся. Твои родители знают, что ты ночуешь у своего лучшего друга.

Джебом обернулся на голос.
На этой же кровати, там где проснулся он, лежал Джинён. Только вот одежды на нём не было. Только треники.

Какого. Хуя. Ты здесь делаешь?

И тебе доброе утро.

Я тебя спрашиваю. Какого хера, ты здесь на одной кровати со мной?

Какого хуя, ты вчера надрался, как школьник?

Джебом был в шоке. Роясь в памяти с трудом вспоминал вчерашний вечер. Ничего толком не мог вспомнить, кроме как пьяную даму с ярко-красной помадой.

Даже не пытайся напрягать мозги, без толку. Ты напился. Я знаю, ты это сделал специально. Я очень надеялся, что ты проблюёшься на эту старую стерву, что весь вечер делала нам мозги и надеялась на секс. Но ты просто галантный мужик. Дождался, когда я тебя выволок на улицу, и осчастливил меня.

Джебом выдохнул. Даже в страшном сне не мог представить, что лишился девственности с этим гадом.

Ты что, подумал, что у нас был секс? Я бы не против. А ты?

Да пошёл ты.

Джебому захотелось глотнуть свежего воздуха. Выйдя на балконную террасу, поразился видом с верхнего этажа. Перед взором расстилался зелёный массив деревьев и цветущих кустов. Это был знаменитый парк Янчжэ с поющими фонтанами.
Музыкальные ноты купаются в каплях воды. Роскошный район. Жить здесь сплошная мечта.
Вдоль берега ручья Янчжэ велосипедные и беговые дорожки. Лужайки для пикников и обедов на природе под деревьями. Храм пригородной жизни: ровные ряды дорогих домов.

Правда, классный вид?

На террасу вышел Джинён с двумя кружками. Судя по запаху — кофе. Одну он любезно протянул Джебому.

Элита Сочхо проживает в высотках, составляющих пригородный комплекс, который простирается до самой южной границы Сеула. В этих полногабаритных апартаментах живут только богачи. Все эти дома похожи на близнецов.

Имитация — наивысшая форма лести, — задумчиво ответил Джебом на эту бесполезную пока информацию.

Допивай кофе. Нам пора.

Джебом не стал расспрашивать куда пора. В происходящем он разберётся потом. Главное уберечь от опасности родителей, на которых он навлёк сам. Жадность и самоуверенность привели его к сегодняшней ситуации, как муху в паутину. И вырваться из неё нужно было как можно скорее.

У подъезда парней поджидал дорогой авто с водителем из числа головорезов Трея. Ни чему не удивляясь Джебом молча сел в неё.

Через пару часов машина подъехала к центральному входу Университета Конкук. Как и хотел Им, он был зачислен на факультет театра и кино. А чего он не хотел, так то, что вместе с ним туда же зачислен был и Джинён.
После его отвезли в Коян на пару дней, чтобы он мог порадовать родителей о зачислении и предупредить об участии в прослушивании в музыкальном агентстве. В случае если его выберут, то он не сможет часто посещать родительский дом, так как будет очень занят в качестве трейни.
Трей пригрозил, если Джебом проболтается о нём родителям, будут серьёзные последствия.

Всё получилось очень быстро. Джебом один раз продемонстрировал навыки би-боя исполняя брэйкинг. Петь ему не пришлось. Как проходил прослушивание Джинён, он не видел. Ближе к вечеру этого же дня Трей радостно сообщил две новости.

Первая: вы оба прошли прослушивание. Второе: я ваш личный менеджер.

Трей, у тебя есть пистолет? — уныло пробормотал Джебом.

Зачем тебе пистолет? Скажи, кого надо убрать, и я всё решу.

Сделай одолжение — застрели себя.

Трею показалась, что это очень остроумная шутка.

Ты меня ещё благодарить будешь, когда станешь суперзвездой. Нет, королём Халлю. Вместе с Джинёном, конечно.

Сделай ещё одно одолжение — застрели и его тоже.

Трей всё воспринимал как шутку. Смеялся счастливо и на ходу планировал будущее.

Отредактировано Jae Beomi (2018-05-12 01:00:24)

+8

4

Часть 4

Так уж повелось со времён основания агентства: раз в три месяца президент, его заместители и прочие менеджеры по старшинству собирались на Чеджу. Компания арендовала большую часть апартаментов в отеле Astar. Там они свободно, а подчас даже весьма вольно обсуждали события последних месяцев. Затем среди общего разговора завязывались и частные беседы. Часто также устраивались там общие обеды и караоке для всех желающих. Именно сюда спешно прилетели Трей и новоиспечённые трейни агентства - Джебом и Джинён.
Неизвестно, как удалось Трею достать приглашение от агентства, но то, что сейчас они устраивались в один из номеров отеля Astar, это было реальностью.

Прихорашиваясь возле огромного зеркала, Трей изрёк очередное ценное указание для своих подопечных:

- С этой минуты моё имя Сын Бом. Запомните.

- Губа у тебя не дура. Это имя известного актёра. Не боишься, что тебя фанатки прибьют? - с присущим сарказмом спросил Джинён.

- Пусть прибьют. Я только за, - как всегда желая избавиться от своего тюремщика, поддакнул Джебом.

- Хей-хей! Хватит меня доставать. Скорее одевайте то, что я вам купил. И глаза подведите. Сейчас у нас нет визажистов, но скоро будут. Я пока пойду, президента поищу, а вы спускайтесь в холл и ждите меня там.

Сын Бом в лице старого Трея, подправив последний раз шёлковый галстук, вышел из номера.

Мнимый Сын Бом нашёл президента в конференц-зале. За круглым столом сидели несколько человек. Личный секретарь и его помощники. Президент, увидев его, подозвал пальцем, после указал на противоположный стул.

- Итак. Что интересного ты нам расскажешь, Трей? Или у тебя новое имя?

- Сын Бом, господин президент.

- Ха, вы только посмотрите! Сын Бом. Не боишься самого Сын Бома?

- Да не стоит беспокоиться. В Корее половина имён одинаковые.

- Итак?

- Я приехал не один. Со своими парнями.

- Зачем? Здесь же не концерт. Зачем они здесь нужны? Тем более, трейни.

- Господин президент, могу я с вами с глазу на глаз?

Через пару минут Сын Бом и президент остались наедине.

- Госпо...

- Давай без формальностей, как в старину. Давненько о тебе не было слышно.

- Ну, вот видишь! - подхватил с надеждой. - Мингю, я выполнил своё обещание. Меня не в чем упрекнуть. Время прошло и теперь я хочу вернуться в индустрию.

- Это верно, - подтвердил президент. - И я немало удивлялся, что мне не приходится выручать тебя из полицейского участка или тюрьмы. Ты ведь раньше, если не играешь в карты на деньги, то пьянствуешь или если не дерёшься, то развратничаешь.

- Ты прав. Моя бабушка, когда я однажды приехал к ней, предсказала мне по моей физиономии, что я кончу жизнь между небом и землёй, так что я решил изменить свою жизнь.

- Я должен поверить?

- Ты же принял мои парней к себе в агентство. Это я их нашёл.

- Я их принял, потому что они действительно чего-то стоят. Если я к ним приставлю опытных учителей, то возможно... Возможно, что-то из них получиться.

- Мингю! Прошу тебя! Я хочу стать менеджером для них. Знаешь, какие они с характером? Только я могу ими управлять. Поверь мне! Я полностью изменился. У меня же тоже есть опыт. Ты можешь мне много не платить. Я на все твои условия соглашусь.

Президент слушал эту тираду, и искренностью тут не пахло. Когда-то, два года назад, он возлагал на Трея большие надежды, как на актёра. Кто бы мог подумать, что он окажется самым слабым на испытание славой. Но ему жаль было этих двоих, что попались Трею. Трей - теневой ростовщик, и это президент знал. Наверняка они должны ему.
Ну, что ж, Трей. Или Сын Бом. Конечно, ты фальшивка. Я тоже не глуп. Мой контракт повяжет тебя по рукам и ногам. Берегись, если нарушишь его. Отберу всё на этот раз. И твоих парней тоже.

Сын Бом, радостно насвистывая, появился в холле отеля. Его взору открылась изумительная картинка. Напротив друг друга на кожаных креслах в зоне ожидания сидели два прекрасных ангела, Джебом и Джинён. На обоих были модные, облегающие кожаные брюки, тёмные пиджаки поверх светлых рубашек без воротника, и супермодные кроссовки на ногах. Образы инфантильных модников завершали аксессуары из дорогих браслетов и колец.
Да. Я возьму Джек-пот! Президент всё же заключил со мной контракт. Я не так прост. Его условия жёсткие, но я что-нибудь придумаю. Главное: золото в моих руках.

Джебом смотрел на этого фальшивого Сын Бома. Чувство дискомфорта от его сальной улыбки растекалось по всему телу.
Вот, наверно, так себя чувствуют зверюшки в капкане? От его физиономии меня тянет блевать.
Оглянувшись на мнимого друга заметил, что тот смотрит на Сын Бома с кривой усмешкой.
Что? Ты тоже не рад своему покровителю?

- Что за усмешка, Джинён? Расслабься. Всё супер, как хорошо! Надо обмыть наш контракт с президентом. Ну что? Вперёд!

Не дожидаясь пока поднимутся с кресел парни, Сын Бом направился в сторону бара.

- Слушай сюда, красавчик, - развернув за лацкан пиджака к себе, потребовал внимания Джинён. - Если сегодня напьёшься, я обещаю трахнуть тебя в номере отеля или в одной из кабинок в туалете.

Джебом вырвался из цепких пальцев Джинёна и схватил того за подбородок.

- Только попробуй ещё раз это произнести в слух, я тебя просто прикончу и этого гада тоже.

- Я тебе открою одну страшную тайну, малыш. Если Трей, тьфу ты! Сын Бом захочет нас подложить в постель к нужному ему человеку, ты ляжешь и я лягу. А иначе... сам знаешь. Может лучше, если я возьму твою девственность?

Джебом чувствовал, как заливался пунцовой краской. От услышанного он испытал шок. Конечно, первая реакция было врезать этой суке по роже и бить до усталости. Оглянувшись понял, что здесь не место для расправы. Тем более у входа в более приличных костюмах стояли сторожа Сын Бона.

- Я... Я убить тебя хочу. Уничтожить. Стереть в порошок. Блять! Ненавижу себя!

- Джебом. Я понимаю тебя. Со мной было тоже самое. Это в начале так хуёво. Потом... потом, всё встанет на свои места, - взяв двумя пальцами рукав пиджака Джебома, повёл за собой.

Этот вечер окончился так же, как и предыдущий. Джебом всё же напился. Решив, если его вдруг будут насиловать, то хотя бы ничего не почувствует.
Джинён приволок горе алкоголика в номер. Уходя из бара намекнул Сын Бому, что будет горячая ночка. Новоиспечённый менеджер понимающе подмигнул и при этом попросил не сильно потрепать девственника. Джинён обещал быть ласковым.

+6

5

Часть 5

И опять тяжёлое похмелье. Джебом оглянулся по сторонам. То, что он в номере отеля было, очевидным. Вытащил руки из под одеяла. Рубашки и пиджака на нём не было. Как и, впрочем брюк.
Значит, это случилось. Странно. Ничего не болит. А должно ведь, наверно?..

- Проснулся, алкоголик, - сонный голос почти над ухом.

- По-видимому я в эту ночь опять напился. До сих пор никогда я не был ни пьяницей, ни игроком, ни блядью. А теперь я гей.

- Да нет же, мой бедный Джебом, - задыхаясь от смеха, возразил Джинён. - Ты, как я заметил просто не умеешь пить. После пару рюмок русской водки свалился на пол без чувств.

- И... Что дальше?

- Дальше? Хочешь знать, что дальше? А дальше я закинул тебя легко на плечо и отнёс в номер, - похлопав нежно по щеке Джебома, нарочито ласково продолжил. - Я не спеша раздел тебя...

Джебом нервно сглотнул так, что кадык заныл.

- Знаешь, у тебя прекрасные мускулы. И... узкие бёдра. Сексуальные.

- Хватит! - вскочив с постели, кинулся в туалет. - Я сейчас блевану!

Джинён остался лежать положив голову на согнутые под затылком руки. Блаженная улыбка блуждала по алым, слегка пухлым губам.
А тело у него реально классное. Ровные, длинные ноги. Накаченные мускулы на бицепсах. И соблазнительные, узкие бёдра. И дружок у него внушительный. Жаль, не потрогал. Всё равно бы ничего не почувствовал. Нет. Так не могу. Хочу, чтобы он сам этого захотел. Так слаще.

Где-то через час в спальне появился Джебом. С обмотанным полотенцем на бёдрах он был похож на супер-модель. С мокрых волос капала вода.

- Тебе лучше поскорее одеться. Ты меня соблазняешь, - детально сканируя полуголое тело Джебома, медленно произнёс Джинён.

- Ты полный придурок. Мало тебе меня ночью было?

- Успокойся, ничего не было. Я и не собирался тебя трогать. Сам ко мне придёшь! - Джинён не спеша встал с постели, демонстрируя своё атлетическое обнажённое тело. - Сам придёшь, - медленно удаляясь в ванную комнату.

Джебом остолбенел. Конечно, в сауне он с друзьями мылся. Голым. Это же сауна. Да и пацаны больше плескались в бассейне. Что там разглядишь? Да и не разглядывал он никогда себе подобных. Но Джинён... Это не пацан. Его тело как с холстов Рафаэля. Все рельефы на месте, и кожа светлая.
Красив, чёрт.
Вдруг кто-то вошёл в комнату. Джебом оглянулся на шум шагов.

- О! Простите! Я кажется не вовремя, мальчики. Как ночь прошла? Горячая небось была?

- Блять, о чём ты?! - огрызнулся было Джебом.

Не успел обрушить свой гнев до конца. Внезапно появился из ванной Джинён и сходу чмокнул Джебома в губы. Приобнял со всей силой, чтобы мнимый любовник не сопротивлялся.

- Да! Ночь была очень горячей! Джебом быстро сдался. Ты же знаешь, я профи. Теперь, он мой! - жёстко ставя ударение. - Он. Мой!

- Хорошо-хорошо, если ты хочешь, то он твой! Но, если ситуация...

- Ты, блять, оглох?! Я сказал, что он мой! Найдешь других проститутов. По ситуации. А теперь пошёл вон! Мне и моему любовнику надо одеться.

Эта разыгранная сцена сбила с толку бедного Джебома. Он молча хлопал глазами и не мог выдавить даже пол слова. Что-то происходило странное во всём этом. Джинён вёл себя грубо и вызывающе с тем, кому должен.
Когда Сын Бом исчез из номера, Джебом не удержался от вопросов.

- Что тут сейчас было?! Может ты мне объяснишь?

- Не парься. Я всё уладил. Дыши спокойно. Тебе просто нужно притвориться моим любовником. Тогда нашему менеджеру-сутенёру придётся искать других мальчиков для развлечений. Поверь мне, так будет лучше.

- Джинён, он заставлял тебя это делать?

- Нет. Я сам согласился. В обмен на то, что он меня протолкнёт в крутое агентство. Тот чмырь, который должен был всё устроить, обманул меня. Взамен я чуть не убил Сын Бона. Он хотел меня посадить в тюрьму.

- А дальше?

- Не посадил, как видишь. Просто я не совсем конченный дурак оказался. Заснял ту ночь на скрытую камеру. Так в дорамах делают. Копию Сын Бому отправил за день до суда. Вот и всё. Оригинал этой съёмки я храню в надёжном месте. Это и позволяет мне борзеть с нашим менеджером. Но не надо недооценивать эту сволочь.

- Значит, ночью ничего не было?

- Нет. Я же сказал, если ты сам захочешь.

- Как ты можешь такое говорить?! У тебя же один раз только было.

- Кто сказал? - таинственно подмигнув, закончил этот разговор Джинён.

Вечером вся троица отправилась на пляж. Там организовали пикник с танцами до утра. Парни оделись подчёркнуто-вызывающе. Сын Бом потребовал подцепить секретаря президента и её помощницу. Ему нужны были глаза и уши в агентстве. Джинёну не составило труда уговорить дам отделиться от общей копании и уединиться в одной из крайних палаток с шезлонгами.
Дамы пили всё, что предлагал Джинён. Его очаровательная улыбка и умение делать подкупающие комплименты окончательно подчинили их себе. Джебому особо ничего не пришлось делать: изредка поддакивать, улыбаться своей даме и подливать как можно больше шампанского.
Джинён иногда заговорщицки подмигивал или улыбался. Было странное ощущение солидарности между теми, кто вчера готов был расквасить друг другу лицо и испортить жизнь.
Одна из дам вырубилась прямо на пляже, лёжа на шезлонге. Вторая упорно добивалась поцелуя после брудершафта. Ей мало было Джинёна. Она хотела обоих сразу.
Джебом, устав от её притязаний, пообещал французский поцелуй если она выпьет половину бутылки шампанского залпом.

Вечер удался. Дамы храпели, каждая на своём месте. Джинён и Джебом сидели неподалёку на песке у самой кромки воды. Солнце давно закатилось за морской горизонт. Слабые отблески угасающих лучей освещали первые звёзды на небе.

- Идиллия.

- Ну, да. Если бы аджумы так сильно не храпели, тогда была бы идиллия.

- Если бы я не хотел ужасно есть, тогда, точно была бы идиллия, - смеясь, проговорил Джебом.

- А ну их в задницу. Пошли! Я тоже есть хочу.

Последний раз оглянувшись на палатку, парни утопали в сторону отеля на поиски еды.

Отредактировано Jae Beomi (2018-05-13 08:26:00)

+6

6

Часть 6

Обратно с Чеджу вся компания возвращалась в одном самолёте. Секретарь президента - Джимин, всю дорогу строчила смс на номер Джинёна. Эти смс внимательно читал Сын Бон, одновременно разрабатывая стратегию дальнейшего обольщения. Так как он сам был малограмотный, ответные смс заставлял проверять Джебома. Вся эта ситуация немало забавляла парней. Они откровенно подшучивали друг над другом. Помощница Джимин оказалась замужней женщиной. Хотя это не мешало ей назначить Джебому свидание по прибытию в Сеул.
Менеджер довольно потирал руки, предвкушая захват власти в агентстве. Если подточить дерево на корню, каким бы могучим оно не было, обязательно рухнет. Так в большой надежде самоуверенно предполагал Сын Бом. Секретарь Джимин была одним из основных акционеров в агентстве. Если её переманить на свою сторону - это уже половина успеха.
Сын Бом радовался своей прозорливости. Всё складывалось удачно. Парни не просто подружились, они любовники. Об одном жалел, что не установил в номере отеля скрытую камеру.
Тогда этот щенок, Джинён, не смог бы меня шантажировать. Как меня угораздило выпивать с ними перед тем, как Канмугёль с Джинёном удалились в спальню. Идиот. Выпил бы и ушёл. Так нет же, вёл себя, как сутенёр.
Сын Бом надеялся когда-нибудь сделать это. Подловить любовников прямо в постели на камеру.

Сразу после аэропорта парней отвезли на съёмную квартиру в Каннам-гу. В элитной высотке все квартиры были двухэтажные, габаритные.
Мебель и обстановка сверкали новизной. Три гостевые комнаты и огромная гостиная. От этой роскоши у Джебома перехватило дух. С открытым ртом он оглядывался по сторонам и не верил своим глазам. Вид из высокого окна был потрясающий: река из ночных огней и иллюминации. Это выглядело так, как будто весь мир лежал у ног.

- Теперь это ваше гнёздышко, - едко пошутил менеджер. - Здесь вы будете помнить, что за всё надо платить. Можете отдохнуть пару дней. Отсюда не выходить. Еду и прочее можете заказать через доставку. Как только я выясню ваше расписание в агентстве, вы начнёте работать на моё благополучие. За одно вернёте свои долги. Хотя, Джинён, ты мне не должен.

Уходя Сын Бом отобрал сотовые, но оставил кредитку. Ещё раз напомнил о своих головорезах и пожелал приятно провести время.

- Вот сволочь! Зачем сотовый отбирать было? Я родителям позвонить хотел.

- Не волнуйся. Я придумаю что-нибудь. Если ты не против, я займу комнату на втором этаже. Можешь ко мне присоединиться.

- Опять ты за своё. Обойдусь. Я займу ту, что на первом этаже. Она ближе к кухне. Ой. Я есть хочу, - потирая живот, Джебом рванул на кухню.

На кухне было пусто. Холодильник тоже оказался пустой. От голода спазмами свело желудок. Джебом почти был в предобморочном состоянии. Больше всего на свете он любил танцы и еду. Ел он всегда много. Не смотря на это фигура у него была в отличном состоянии. Много еды - это всё, что он сейчас хотел.
Джинён выглянул из квартиры. Дверь охраняли два великана.

- Эй! Пёсики! Я и мой любовник хотим есть. Быстро сюда еду, - шустро хлопнув дверью перед носом одного из них, не давая возможности огрызнуться в ответ.

На широком диване, корчась от голода, лежал Джебом. Жалкая картина. Дорама по телику только раздражала голодного парня. Джинён молча наблюдал за ним.
Даже сейчас его несчастное личико выглядит привлекательно. Волнистые волосы разметались по подушке. Интересно.... Наверно, мягкие на ощупь.

Через час в квартиру занесли с десяток пакетов. Джебом развернул один из них.

- Я сейчас захлебнусь слюнями. Посмотри, Джинён, крабы. Ещё горячие. Сдохнуть от счастья можно.

- Не вздумай. Чего смотришь? Налетай!

Мясо, крабы, жаренные цыплята, сашими и ароматный рис - всё из ресторана. Фрукты, сладости и прочие напитки были высшего качества. Такой вкусной еды Джебом ещё никогда не ел.
После обильного ужина парни долго не могли прийти в себя.

- Если ради такой жизни надо терпеть нашего подлеца-менеджера, то я согласен. Тем более ты прикрыл мою задницу, если так можно сказать. Конечно, я тебя возненавидел с первой минуты, как увидел. Но, как говориться, если нужно выбраться из ямы, даже враг твой друг.

- Ты мне тоже поначалу не понравился. Такой дерзкий. Твой взгляд как острая бритва. Чуть что, сразу кулаками махать. Дерзкий, - подытожил Джинён.

- Хм. Ты тоже дерзкий и заносчивый. Давай спать. Из-за этой аджумы я уже вторые сутки не сплю толком. Сын Бом теперь пусть не спит, - расхохотавшись, продолжил Джебом. - Эта аджума строчит тысячу смс ночь напролёт. Вот пусть теперь не спит, козёл. Раз отобрал сотовый.

Джинён, как положено галантному кавалеру, проводил Джебома до двери.

- Если не уснёшь, приходи ко мне. Просто я не могу уснуть на новом месте. Поболтаем.

- Нет уж. Соблазнять меня будешь или приставать.

- Здесь не получиться. Я уверен, Сын Бом натыкал везде камеры. Он мечтает меня подловить. Поэтому не надейся, приставать не стану...

Два дня прошли быстро. Парни хорошо отдохнули, наелись досыта. И немного подружились. Они заключили перемирие на время, пока не отделаются от менеджера.

+5

7

Часть 7

Сидя в автобусе и прячась под глубоким капюшоном, Джебом ловил кайф от выброса адреналина. Сегодня он в очередной раз сбежал от надсмотрщиков менеджера. Он не собирался следовать приказам Сын Бома. Ни смотря ни на что он будет посещать занятия в университете. Уроки японского и китайского, вокал и танцы в агентстве - на кой чёрт они ему сдались. С него достаточно и двух раз в неделю. Высшее образование - это главное.
Так продолжалось ещё пару месяцев, пока его не подловил сам Сын Бом. Джебома кинули в тонированный фургон, отвезли на какую-то окраину и били до потери сознания. Два дня держали в каком-то вонючем сарае без еды и питья.
На третий день явился Сын Бом.

- Ну что, малыш? Как ты? Думал, я ничего не узнаю? Я долго терпел твои выходки.

- Мои родители?

- А-а-а. Вспомнил про родителей. Не знаю, что тебе и сказать.

Джебом хотел рвать и метать. При каждом движении всё еще болели рёбра и спина. Чувствовал себя ничтожной букашкой. Бессилие - это унизительно. Слёзы подло наворачивались на глаза. Джинён сто раз предупреждал о том, что нельзя недооценивать Сын Бома. Джебом был слишком самоуверен и безрассуден. Стало трудно дышать, словно цепью сдавило горло.

- Я всё понял. Прошу, не трогай моих родителей. Больше ничего подобного не повториться.

- Запомни, это в последний раз.

Джебом запомнит всё. Унижение, что испытал. Боль, что терпел. И обязательно когда-нибудь отомстит и вернёт всё сполна.

Джебом пропал. Два дня Джинён с ума сходил от волнения, места себе не находил. Эта сволочь, Сын Бом, игнорировал его вопросы. Он уже хотел обратиться в полицию, только на третий день еле живого Джебома кинули в коридоре квартиры. От вида ссадин и кровоподтёков у Джинёна чуть сердце не остановилось. Ему ужасно захотелось придушить Сын Бома собственными руками.
Всю ночь Джинён отмывал и лечил раны Джебома. Жидким супом и горячим чаем наполнял желудок пострадавшего.
Эти изверги - мастера своего дела. Лицо и руки не тронули. Его рёбра?

- Блять! Сука, Сын Бом! Будь ты проклят! - злость вырвалась наружу. - Будь ты проклят!

Джебом шевельнулся, резко вскрикнул от боли.

- Умоляю... Не ори ты так, - простонал раненый. - Дышать тяжело.

- Потерпи. Я туго перевязал твои рёбра. Потерпи.

- Я хочу есть. Просто умираю с голоду.

- Полежи спокойно. Сейчас что-нибудь приготовлю.

Джинён спешно ушёл. Джебом не смог сдержать слёз.
Я жалкий.
Каких-то три месяца назад Джебом был крутой и уверенный в себе человек. Жизнь была полна свободы и радости. Его уважали и боялись. А теперь всё исчезло.
Джинён несколько минут наблюдал за выражением лица Джебома. Всё несчастье мира отпечаталось на нём.
Поставив рядом с постелью поднос с едой, помог повыше сесть. Он улыбнулся ободряюще и сочувственно, даже ласково. И Джебом впервые за время своего пребывания здесь почувствовал, что нашёлся кто-то, кому можно довериться без риска. Джинён оказал ему не мало услуг. Он защищал его.

- Джинён. Я хочу стать сильным настолько, чтобы уничтожить Сын Бома. Ты со мной?

- Я с тобой. Стану твоим секретным оружием. Мстителем. Твоей тенью, если хочешь, - нежно погладив щёку Джебома. - Всем, кем ты хочешь.

- Ты смущаешь меня. Кроме тебя мне не на кого положиться. Если ты мне поможешь, проси, что хочешь.

- Правда? Всё, что захочу?

- Да. Даю слово.

- Не забудь, своё обещание...

Сын Бом не дал время, пока пройдут боли в теле. Он заставил Джебома до изнеможения заниматься в танцзале. А вечерами до боли в горле вокалом. Это был настоящий концлагерь.
Иногда по нескольку дней Джебом был не в силах вернуться на квартиру. Он оставался в комнате отдыха для персонала агентства. В такие кошмарные дни только один человек беспокоился и заботился о нём.
Ночами Джинён находил его там, где он падал от усталости и спал на чём попало. Он будил Джебома и насильно заставлял есть. Исхудавшее лицо и синие круги под глазами до боли терзали душу Джинёна. Он ничем пока не мог ему помочь, только так, заботясь о том, чтобы Джебом вовремя покушал и пил витамины. Сколько ещё Сын Бом будет измываться, неизвестно.

Прошло несколько недель прежде чем менеджер успокоился и утолил свою жажду мести. Внезапно появившись вечером на квартире, радостно сообщил:

- Итак. Наконец-то, я уговорил президента о вашем дебюте. Мы долго думали и решили: у вас новые сценические имена - Джейби и Джуниор; вы будете выступать дуэтом под названием "Джей & Джей". Дату дебюта ещё уточним. Готовьтесь. С завтрашнего дня запись песни в студии. Постарайтесь, парни. Не подводите меня. Ты меня понял, Джейби?

- Да. Понял.

- Вот и славненько. Отметим?

- Может, мы лучше отдохнём перед тяжелой работой? - возразил, Джинён. - Нам надо горло своё беречь.

- Ну что ж, смажьте друг другу горло, - нахамив Сын Бом, пошло указал рукой промеж своих ног.

- Так и сделаем. Проваливай! - не выдержал Джебом.

Сын Бом покинул квартиру, не переставая скалиться от своего превосходства.

- Он оскорбляет нас без конца. Лицемер и хам ничтожный! - всё ещё злился Джебом. - Сколько ещё это терпеть?

- Чтобы лицемерить, схитрить или сделать подлость надо иметь какой-то ум. Чтобы нахамить – ума не надо, - спокойно изрёк Джинён. - К сожалению, в Сын Боме хорошо сочетается всё. И это не единственный порок, выставляемый напоказ без всякого стеснения. Хамство примитивно, а всё примитивное живуче. Нам или противостоять до смерти, или самим хитрить и делать подлости Сын Бому. Выбирай. Как скажешь, так и сделаем.

Джебом задумался. Возможно, клин клином вышибают? О какой морали вообще здесь можно говорить. Всё пошло и аморально. Надо временно отключить в себе всё чистое и доброе. Всё! Руки свело от тяжести. Не заметил, как машинально сжимал до хруста кулаки. Вены на запястьях вздулись. Боль, словно железные оковы намертво пристёгнуты.

Джинён видел, какая борьба твориться в душе Джебома. Этот момент он и сам когда-то переживал. Его амбиции оказались сильнее. Так велико было желание добиться успеха, легко и быстро. Как можно скорее подняться по социальной лестнице и вертеться в высших слоях общества. Не долго думая, Джинён пересилил себя и кинулся в эту авантюру. Секс с мужчиной. Он рискнул навсегда потерять репутацию нормального человека.
Кончилось всё подлостью и обманом. Расчётливый и равнодушный хитрец Сын Бом получил свои деньги от извращенца за ночь с молодым и красивым телом. Никакого продвижения в престижном агентстве. Это всё был обман и иллюзии Джинёна.

- Давай ложиться спать. Не думай много, Джебом. Или как нас сейчас - Джейби и Джуниор, - поднимая с дивана Джебома и подталкивая его до личной комнаты. - Спать. Спать.

- Это ведь случиться когда-нибудь? Я чувствую это. Жить не хочется.

Развернув к себе лицом Джейби, Джуниор пристально посмотрел ему в глаза.

- Может, это наша судьба? Раз уж так всё случилось. Разве для любви есть разница кто ты? Будь-то гей, трансвестит или просто нормальный мужчина? Для неё нет разницы. Если она поселится в твоём сердце, ты не станешь размышлять. Ты будешь гореть в агонии или летать от счастья. Только так! И я это знаю точно.

Джуниор ушёл в свою комнату. Джейби стоял какое-то время шокированный.
Всё очень просто. Любовь всегда права. Разве не ради неё живут люди? Значит, Джуниор кого-то любит. И тот, кого он любит - мужчина.

+5

8

Часть 8

Джуниор быстро поднялся на второй этаж в свою комнату. Закрыв плотно дверь, прислонился к ней спиной. Сердце бешено колотилось. Пытаясь унять его, пару раз ударил себя в грудь. Это не помогло. Лицо горело огнём.
Какая неосторожность. Вот так открыто признаться в своих чувствах. Как он мог? Джуниору и так с трудом удаётся балансировать между здравым смыслом и своей внезапно появившейся любовью. Просто секс - это физика тел и не более. А чувства, которые захватили его, повелевают без остатка. Справиться с ними не реально.
Многократно Джуниор пробирался в комнату к Джейби, когда тот под воздействием успокоительных спал как младенец. Ложился рядом и смотрел на спящего. Джейби был эталоном мужской красоты: широкий лоб, отточенные линии выступающего подбородка и рельефные скулы; природная симметрия черт лица. Слегка тёмная бархатная кожа, подчёркивает брутальную привлекательность. Длинные ресницы красиво обрамляли закрытые глаза. Влажные, расслабленные губы с мягко закругленными верхними уголками. Как можно удержаться от поцелуя. К тому же возникает с трудом сдерживаемое желание стиснуть его в пылких объятиях и залюбить до умопомрачения. Агония любви. Хочешь получить желаемое и не можешь. И если когда-нибудь это случиться, Джинён, предусмотрительно отыскав все скрытые камеры, настроил их на нужный ракурс.

Джейби в это время тоже не спалось. Придвинув поближе кресло к панорамному окну, устроился так, чтобы было видно улицу. Мелькающие вдалеке огоньки, струящийся свет многоэтажных высоток завораживали, как пламя огня в костре. Спутанные мысли одолевали разум.
Когда-нибудь я вылезу из этого дерьма? Настанет ли то время, когда я буду богатым и независимым? Возможно, тогда я забуду весь этот кошмар и Джинёна... Джуниора.
Силился вспомнить хотя бы одно лицо из числа старых друзей и не мог. Все расплывались, как в тумане. Чувство, что с прошлой жизни прошло сто лет. Единственное лицо, как фото с большим числом пикселей - это лицо Джуниора.
Он мне нужен. Без него мне не справиться. Кто же этот мужчина? Тот, которого он любит. Если он будет путаться у нас под ногами? Мешать нам? Странно. Сын Бом должен знать, кто он. Телефонов у нас нет. Перемещаемся под конвоем. Как же они общаются?
Джейби стало любопытно. Даже очень любопытно. Значит, Джуниор знает способ, как пробиться во внешний мир.
Не долго мучаясь от любопытства, вышел из своей комнаты и направился в гости к Джуниору.
Постучав для приличия по двери и не дожидаясь ответа вошёл в спальню соседа по квартире.
Комнату освещал напольный светильник. Хозяин комнаты только в одних штанах от пижамы лежал на животе поперёк кровати и читал книжку. Вверх тормашками.

- О чём книга? Читать не тяжело?

- Хорошо. Подловил, - отбросив книгу на тумбочку. - Не спится?

- Да, не спится. Короче, я тут, в общем, спросить хочу. Но, если не хочешь...

- Спрашивай обо всём, что тебя интересует, - Джуниор присел на кровати и жестом пригласил гостя сесть рядом. - Смелее.

Джейби подошёл, машинально согнув левую ногу в колене, поудобнее устроился лицом к собеседнику. Несколько минут оценивал ситуацию, насколько она подходящая для довольно интимного разговора. Кашлянув пару раз, приступил к вопросам.

- Джуниор. Теперь Джуниор, да? Слушай. Я так понял, что у тебя есть друг. Очень близкий друг. Ну, знаешь, с которым не просто дружишь, а больше, чем дружишь...

Джуниора, забавляла неловкость Джейби. Его щёки медленно покрывал румянец.

- Ты хочешь знать, если у меня любовник? - отвечая, обдал жгучим взглядом. - Зачем тебе это знать? - продолжая откровенно разглядывать тело Джейби.

- Ты недавно про любовь говорил. Я подумал, что у тебя есть мужчина, которого ты любишь.

Джуниор готов был накинуться на него и зацеловать от того, как Джейби мило теребил край своей футболки, накручивая на указательный палец и растягивая ткань.
Боже, сущий ангел. Его кадык, это адамово яблоко, возбуждает и притягивает припасть губами. Длинная шея, на которой можно оставить тысячу засосов. Тогда каждый, кто взглянет на него, поймёт, что он занят. На нём клеймо. Моё клеймо.

- У меня есть мужчина, которого я недавно полюбил.

- Как же ты с ним общаешься? У нас отобрали сотовые. Охранники даже в туалете. Я думаю, ты хотел бы с ним видеться. Может, ты знаешь лазейку. Ты же поделишься со мной?

- Зачем тебе?

- Что, зачем, а?! Ну, вырваться ненадолго отсюда. Встретиться.

- У тебя кто-то есть? Девушка? Парень? Он красивее меня? - Джуниор занервничал и перестал замечать, как выдаёт себя целиком и полностью. - Когда ты с ним познакомился? Вы давно встречаетесь? Кто он вообще?

Джейби поначалу опешил от такого напора, а потом до него стало доходить.
Он, что? Сцену ревности мне закатывает? Серьёзно?

- Эй! Остынь! Это я тебя допрашиваю.

Джуниор был похож на разъярённого льва, у которого из под носа украли добычу. Скулы на лице напряжены, вены на шее вздулись. Острым взглядом он буквально буравил Джейби насквозь.

- Отвечай мне! Немедленно. Кто он?

Джейби уже пожалел, что пришёл к нему. Надо было срочно сваливать в свою комнату.

- Короче. Наверно, я пойду спать. Завтра поговорим, - быстренько вставая с кровати, направился к выходу.

Не успел дойти до двери, как перед ним возникла фигура Джинёна. Применив кабэ дон*, он больно припечатал Джейби к стене. Приблизив его лицо к своему, прошипел прямо в губы:

- Последний. Раз. Спрашиваю. Кто. Он?

Джейби оцепенел, будто попал в транс. Он не мог пошевелиться. Его затылок был в объятиях крепкой руки Джуниора. Всё, что сейчас прилетело в голову:

- К-камеры. Ты забыл про них.

- Не волнуйся, у меня всё под контролем. Итак. Ты мне ответишь по-хорошему или мне надавить на тебя?

- Только попробуй и ты, - отталкивая двумя руками от себя разгорячённое тело Джинёна. - И ты костей не соберёшь.

- Я предупреждал.

Джинён развёл руки Джейби по сторонам и сильно прижал к стене. Согнув одну ногу в колене, придавил несильно между ног. Мгновенно впившись в его губы, целовал неистово и с жаром.
Джейби отталкивал как мог. Это ещё больше возбудило Джинёна. Сделав ещё пару попыток вырваться, обессилил. Он больше не сопротивлялся. Он сдался по воле судьбы.
Джинён ослабил хватку. Отпустив руки и убрав колено, продолжал целовать. Теперь это были нежные поцелуи с французской ноткой.
Отпустив наконец Джейби, Джинён был одновременно счастлив и испытывал страх.

- Можешь убить меня. Об этом я мечтал последнее время. Я так сильно хотел этого, что умирал каждую минуту чувствуя, как ты недоступен.

Джейби молча повернулся к двери, открыл её. Остановился. Резко развернулся и ударил с размаху Джуниора по лицу так, что тот отлетел к кровати.

- Не смей меня трогать, когда тебе вздумается! Запомни! Если хочешь хоть что-то сохранить между нами.

Посмотрев ещё раз на Джуниора, увидел, что тот опустив голову стоял на коленях.

- Прости. Прошу тебя, прости. Больше такого не повторится.

Джейби вдруг понял, что то, что сейчас произошло, было неизбежно. Цель всегда оправдывает средства. Если ради неё он должен чем-то пожертвовать, он сделает это.

- Спокойно ночи, Джуниор.

- Прими меня, - продолжая стоять на коленях, умолял Джуниор. - Не отталкивай меня.

- Спокойной ночи. До завтра, - выходя из комнаты, Джейби тихо прикрыл за собой дверь.

Кабэ-дон* - это когда красавчик (парень) как бы прижимает девушку (японку) к стене, при этом упираясь в неё ладонью (они считают это знаком сближения). Просто японки очень любят красивых парней! Именно красивых! Если не красавец, то полиция по тебе плачет. Вот такие у них странные нравы.

+5

9

Часть 9

Дебютный клип "Джей & Джей" вышел в свет. Теперь осталось подождать, будет ли это полное фиаско или на небосклоне k-pop зажгутся две новые звезды.
Джейби отчасти был скептиком, поэтому особо больших надежд не возлагал. Когда Джуниор наоборот потерял покой и сон. В последние два дня, перед дебютом, он был как тень отца Гамлета, бесконечно повторял: "Всё будет хорошо? Или полный провал?!"
Джейби молча со стороны наблюдал за этими метаниями и сомнениями. И кто знает, возможно на долго будет с ним связан в одной упряжке.
Случай с поцелуем - его как будто и не было. Джейби надеялся, что это случилось в первый и последний раз. Джуниор виду не подаёт, значит, всё забыто.
Только не для Джуниора. Сейчас он даже был немного рад, что происходящие события сбавят напряжение, возникшее между ними.
Между делом Джуниор незаметно наблюдал и всё больше влюблялся в Джейби. Ему всё в нём нравилось: временами прост и искренен, сдержан и порой высокомерен с посторонними, скользящий равнодушный взгляд, знающий, чего стоит; придирчиво выбирает новое знакомство. Глубокая и сложная натура. Джуниор изучал его. Хотел знать его сильные и слабые стороны, чтобы приспособиться и привязать его к себе так, как он сам уже испытывал глубокую, болезненную привязанность, и не представлял свою жизнь без Джейби.
Постоянно думал о нём, ощущал одиночество и ему чего-то всё время не хватает, когда его нет рядом. А именно не хватает сейчас, и не хватает настолько, что жизнь просто теряет всякий смысл, тяжёлые грустные и навязчивые мысли, а временами проявляется даже неоправданная агрессия. Как часто он повторял про себя, что надо быть терпеливым и не выставлять на показ свои чувства. Джейби простил ему поцелуй, старается быть дружелюбным и внимательным, как и положено в команде. Этот хрупкий мир между ними Джуниор изо всех сил будет охранять и оберегать.

Дебютный клип взорвал музыкальные чарты. Фанатов с каждым днём становится всё больше и больше. Лица "Джей & Джей" пестрят на обложках модных изданий. Рекламные агенты разрывают звонками сотовый Сын Бома. Пока он обычный менеджер, а завтра будет важной персоной, которая будет иметь своё собственное музыкальное агентство. Главное, не дать президенту прибрать к рукам его золотую жилу - "Джей & Джей". В целях предосторожности Сын Бом приставил к Джейби и Джуниору ещё парочку секьюрити. Визажистов и стилистов он тоже выбрал из числа доверенных людей.
Благодаря организованной интрижке между Джуниором и секретарём президента, Сын Бом был в курсе всех планов агентства. Осталось умело дёргать за необходимые ниточки и вершить выгодные сделки.
Ещё одна мысль сверлила мозг Сын Бома. Ему, как хозяину, нужен компромат, которым он мог бы шантажировать Джейби и Джуниора, держать тем самым их на крючке.
Над камерами Джуниор поработал. Гадёныш. Для чего? Они что-то скрывают.
Про слабости Джуниора он знал всё. Джейби же был для него тёмной лошадкой. Зацепиться не за что...

Ранним утром, облачённый в новый пиджак, насвистывая либретто к бою быков из оперы Кармен, Cын Бом появился в квартире "Джей & Джей".
Удобно расположившись на кожаном диване в гостиной, стал ожидать, пока парни выйдут из своих комнат.

Теперь, когда он наблюдал обоих напротив, решил потянуть время прежде, чем сообщить своё щедрое решение.

- Итак. Я счастлив, что вы меня не разочаровали. Наши дела идут вверх, - закуривая сигарету.

При виде довольной рожи их личного ростовщика у Джуниора проснулся цинизм.

- Значит, мы тебе ничего не должны?

- Не язви. Не надо, - пуская к потолку большие кольца сигаретного дыма. - Ты мне не должен. А вот он, - тыкая указательным пальцем в Джейби. - Ещё мно-ого должен.

Джейби уныло наблюдал за этой ухмыляющейся физиономией.

- Менеджер, вам не спится? Или поговорить не с кем? В такую рань не поленился, припёрся.

- Ладно. Спешу обрадовать. Завтра будет грандиозная вечеринка в честь нашего успеха. Там будет много деловых и богатых людей. Нам нужны связи. Кстати, секретарь президента уже спрашивална про тебя, Джуниор. Желает провести с тобой ночь.

- Она сама тебе сказала?

- Нет. Мне сказали её похотливые глаза, - засмеявшись неприятным, прокуренным голосом.

- Блять, о чём ты? В наш единственный выходной закатываешь грандиозную пьянку?! Иди на хуй, - выкрикивая ругательства, Джейби покинул гостиную.

Джуниор медленно закипал от ярости. Только вчера они вдвоём планировали свой выходной. Джейби хотел навестить родителей, а потом они должны были встретиться в фото-кафе в Инчоне. Это как свидание. Джуниор о таком даже мечтать боялся. Джейби предложил вместе провести остаток выходного дня. Вечером распить бутылочку соджу , возможно, если не уснут, ещё посмотреть фильм.
Теперь все планы рушатся по милости Сын Бома. Джуниор негодовал.

- Я жалею, что не прикончил тебя тогда. Это было бы лучшее достижение в моей жизни, - процедил сквозь зубы. - Не надейся, что мы всегда будем плясать под твою дудку.

- Поживём - увидим, - напоследок, перед уходом. - Через час за вами приедет машина. Поедите в Апкучжон. На Родео выберете магазин и оденьтесь по последней моде. Деньги можете не считать. Вы должны выглядеть, как сексуальные денди: чтобы жёны банкиров слетались на вас, как на мёд.

Джуниор без стука вошёл в комнату соседа. Там было тихо. Джейби стоял лицом к окну. Спина слегка сгорбленная, словно устала от всех проблем. Ладони покоились в карманах джинсов. Стоял неподвижно, словно статуя.

- Как ты?

Джейби продолжал стоять, не отвечая на вопрос.

- Да брось ты эти мысли. Бывало и хуже.

- Мои родители. Я скучаю по ним. Сын Бом утверждает, что у них всё хорошо. Я ему не верю. Хотел сам убедиться, - опустив низко голову, пряча слёзы. - Я скучаю.

Джуниор не мог больше выносить пытку. Видеть, как страдает любимый и не утешить его. Бесшумно подойдя к нему сзади, обнял, обхватив в кольцо рук. Прижимаясь щекой к затылку, вдохнул завораживающий, магический запах тела. Даже если ему придётся умереть, он ни за что не отпустит Джейби.
Сколько времени прошло, как они вот так вдвоём стояли, неизвестно. И чёрт с ним. Главное, что Джуниора не отталкивали.

- Спасибо за то, что позволил обнять тебя. Я... Я счастлив.

Джейби слушал привычный голос. Чувствовал тепло рук. Чувствовал себя защищённым. Ему было хорошо. Джуниор вызывает эмоциональную привязанностью. Это чувство возникает к хорошему, к тому, что вызывает положительные мысли и чувства.
Быстро привыкаешь к хорошему и легко привязываешься к человеку, который всегда рядом. Любовь и привязанность очень похожи на первый взгляд, и даже где-то сливаются в одно целое. То и другое ходят рядом.
Джейби продолжал молча стоять.
Что же это? Возможно, и я стал любить. Или это просто привычка под именем Джуниор? Сейчас мне спокойно. Я не хочу отпускать его.

- Спасибо, Джуниор. Пусть будет так. Я не против.

Джуниор хотел распахнуть окна и кричать его имя на весь мир. Увидеть улыбку, от которой трепещет сердце и накрывает лавиной чувств. Ощутить, как вырастают крылья за спиной. Взлететь ввысь, прижимая его к себе и не отрываясь смотреть в эти бархатно-кофейные глаза.

- Эй! Поцелуя не жди, - аккуратно высвобождаясь из объятий. - Я ещё не готов.

+5

10

Часть 10

Вынужденный шопинг на Родео в Апкучжон, Джейби и Джуниору пришлось по вкусу. Не наблюдая ценников и количество выбранных вещей, они покупали всё, на что упадёт их взор. Зная, что эти денежки вытекают из кармана их поддельного менеджера Сын Бома, тратили налево и направо. Это доставляло истинное удовольствие. Не большая, но месть.
Парни посетили спа-салон. Пара часов расслабляющего массажа и релакса. Затем отправились в агентство, где их ждала встреча с представителем крупной рекламы.

К их приезду Сын Бом решил все вопросы с наибольшей выгодой для себя. Джейби и Джуниору осталось только молча подписать контракт. Его распирало от превосходства и он знал цену своим подопечным. То есть, чем больше бабла, тем лучше. И не важно, что парням придётся ишачить сутками на пролёт. График и так уже был настолько плотным, что просунуть тонкий лист бумаги между тем или иным мероприятием было просто не реально.
Проводив представителей рекламы, Сын Бом стёр слащавую улыбку и вернул на место свой привычный волчий оскал.

- Ну вот, - потирая холёные руки. - Я же обещал вам рай на земле? Вот он. Радуйтесь.

- Благодарить не будем, - сквозь зубы процедил Джейби.

- Через месяц твой рай превратиться в дерьмо, - цинично произнёс Джуниор. - В большую кучу дерьма.

- Что за пессимизм, парни. О чём это ты, Джуниор?

- С таким графиком мы протянем где-то с месяц. А потом нас можно будет запереть в психушку.

- Да ему похуй! Месяц?! Блять! Мы и двух недель не протянем. У нас на сон всего пару часов в день.

Сын Бон закипал от злости. Он не мог понять почему эти сопляки не ценят его стараний. А с другой стороны, если реально кто-нибудь из двоих свалится из-за нездоровья, пиши пропало. Это не тот план, который он лелеял все эти годы дерьмовой жизни. Уничтожать сейчас всё достигнутое нет смысла. Вот когда он поднимется на недосягаемую высоту богатства, тогда он покончит с ними.

- Ладно, ладно. Я подумаю над вашим графиком. Только не раскисайте. Я же не изверг в конце-то концов, - рассмеявшись хриплым, отвратительным смехом. - Сегодня вечером светский раут. Вы обязаны быть там.

Джуниор и Джейби, не дожидаясь разрешения уйти, уже были на выходе из кабинета менеджера.

- Конечно, мы будем там. Смотри и увидишь, как будем веселиться за твой счёт, - уже исчезнув за дверями, Джуниор напоследок показал комбинацию из трёх пальцев.

Светская вечеринка была на самом высоком уровне. Съехались известные актёры и актрисы, продюсеры и ведущие крупных шоу, высокопоставленные чиновники и их жёны. Золотая молодёжь, дети чэболей* и крупных промышленников. Кроме Джуниора и Джейби были ещё две популярные мужские группы айдолов. Красивые, длинноногие модели улыбаясь медленно расхаживали среди богатой публики с бокалом шампанского. Здесь же присутствовал сам президент агентства, под крылом которого находились Джей&Джей.
Парни скромно стояли у стойки бара. Отсюда было удобно наблюдать за происходящим в огромном зале.

- Скучноватая вечеринка, - вздохнув произнёс Джуниор.

- Аха. Я думал, мы напьёмся и будем дебоширить, - печально согласился Джейби.

- Вы что, собирались здесь устроить оргию?

Парни разом обернулись на приятный мужской баритон. Это был президент Пак Мин Гю.
Приветственно склонившись перед ним, стали наперебой извиняться.

- Хорошо. Я всё понял, - улыбнувшись продолжил. - Что? Действительно скучная вечеринка? Здесь столько знаменитостей. Разве нет желания с кем-нибудь сблизиться?

- PD-ним, простите. Но мы здесь совсем никому не известные личности. Поэтому... конечно, - неуверенно закончил Джуниор.

- Скучно. Согласен. Я хочу предложить вам по-тихому покинуть это место. В подземном гараже ждёт наша машина. Вот номер, - президент достал свою визитку и авторучку. Быстро написал номер машины и протянул Джуниору. - Уходите. Я разрешаю, как ваш президент. Вы ещё слишком молоды, чтобы веселиться на этой ярмарке тщеславия.

- И куда же нам ехать? - пролепетал Джейби. - Наш менеджер, знаете ли, он...

- Его я беру на себя. Езжайте куда хотите, только в неприятности не попадайте, - сказав это, он слегка улыбнулся и направился в сторону красивых дам.

Не долго думая, Джуниор схватил Джейби за локоть и поволок в сторону служебного выхода. Быстро нашли нужную машину. Водитель без лишних вопросов взял курс до Кояна.

Джейби сначала не поверил своим ушам.
Мы едем в Коян? Ко мне домой? К родителям?
От одной мысли слёзы брызнули из глаз. Больше полугода он не виделся с родителями. Редкие телефонные звонки в присутствии ненавистного Сын Бома.

- Не плачь, - негромко проговорил Джуниор, подхватив аккуратно пальчиком очередную слезу. - Ты должен улыбаться, когда увидишь их. Они должны быть спокойны.

Джейби не мог выразить словами то чувство благодарности, что заполняло его сердце. Джуниор смотрел по-доброму, с искренним пониманием. И всё же Джейби хотел разрыдаться, дать волю накопившимся эмоциям. Без стеснения выплакать всю горечь своего стыда за то, что так живёт и существует.
Джуниор, словно поняв состояние Джейби, крепко прижал его к своему плечу.

- Плачь. Я никому не скажу. Клянусь своей жизнью.

Джейби заплакал. Плачь перешёл в негромкое рыдание. Крепкое объятие того, кого недавно начал считать своим другом, согревало и утешало.
Джуниор сам не заметил, как стал нежно поглаживать спину Джейби.

- Я всегда буду рядом. Прошу ничего не бойся. Я рядом. Я убью любого, кто нарушит твой покой. Я всегда буду рядом, - шептал он на ухо другу.

Встреча с родителями оказала сильное воздействие на Джейби. Жизнь в их доме ничуть не изменилась. Всё осталось по-прежнему.
Сытный, без изысков ужин. Весёлые шутки за столом. Всё как раньше. Родители обрадовались, что у Джейби теперь есть хороший и красивый друг. Джуниор был очень мил с ними и внимателен. Обращался к ним не иначе, как матушка и отец.
Вечер наступил незаметно. Парням нужно было скорее возвращаться.
Джейби был очень благодарен за эту встречу с родителями. Он не знал, как ему выразить свои чувства. Друзьями они стали недавно и привычки благодарить пока не было.

- Не мучайся. Я знаю. Ты рад и счастлив. Больше ничего не говори, - с нежной улыбкой, глядя прямо в глаза Джейби, проговорил Джуниор.

Странно. Чувство, что теперь я не представляю своей жизни без него.
Только и подумал Джейби.

Была глубокая ночь, когда они вернулись на свою квартиру. Джейби плюхнулся на кожаный диван в гостиной. Джуниор сел напротив.
Наблюдать за изменениями настроений Джейби, похоже, вошло в привычку.
Вот он откинулся на спинку дивана. Волосы растрёпанные. Глаза прикрыты. Длинные ресницы. Я даже отсюда их вижу. Губы. Алые. Почти перламутровые, как жемчуг. Рубашка расстёгнута на три пуговицы. Ложбинка между ключицами притягивает и возбуждает. Я бы припал к ней губами.

Мурашки от одной мысли.
У него бархатная кожа. Без малейшего изъяна. Широкие плечи. Люблю эти рельефные бицепсы, которые могу видеть сквозь тонкую ткань рубашки. Интересно, если бы мы сразились на кулаках, кто бы победил? Он или я?
Джуниора передёрнуло от мысли, что он мог бы ударить кулаком по такому красивому лицу.
Боже. Я бы сдался со словами: "Лучше трахни меня!"

- Джуниор? Алло? Ты меня слышишь?

- Что? Что ты говорил? Прости.

- Я говорил, спасибо тебе за сегодня! - нарочито громко повторил свои слова Джейби. - Даже не знаю, как отблагодарить тебя. Проси, что хочешь.

- Уверен? Уверен, что дашь то, что я попрошу?

- Уверен. Проси.

Джуниор не торопился отвечать. Молчание затягивалось.
Неужели, он отдаст мне себя? Если я попрошу.

Джейби не торопил с ответом. В его душе было полное умиротворение. Родители живы и здоровы. Они счастливы за него и его успехи. Им есть, чем гордиться. А ещё, тихонько сообщила мать, кто-то регулярно присылает рис и продукты. Каждый месяц вот уже пол года, они получают деньги в белом конверте. В записке приложенной к деньгам сообщалось, что это от агентства, в котором работает он. Разуверять её не стал. Решил разобраться с начала.
Размышляя в машине по пути обратно в Сеул, его вдруг осенило. Сопоставив некоторые детали и факты он понял, что это дело рук Джуниора. Ещё на прошлой неделе он заметил, как он после очередного выступления передавал белый конверт курьеру. Это Джейби видел несколько раз. Эти тайные разговоры по сотовому. Он без конца кого-то контролировал.
Благодаря Джуниору мои родители жили хорошо эти полгода. Жили спокойно, радуясь за меня. Я готов отдать ему всё. Даже свою жизнь.
Джейби почувствовал лёгкое дуновение ветерка. Открыв глаза, он увидел совсем близко лицо Джуниора. Он пристально смотрел со странным выражением. Как будто боялся вспугнуть и при этом хотел чего-то.
Джейби не моргая смотрел в эти тёмно-кофейные глаза. Они излучали тёплый огонь смешанный со страстью.

- Я. Хочу. Тебя, - медленно, разделяя каждое слово, произнёс Джуниор.

Продолжая смотреть в эти бездонные, полные желания глаза, Джейби неуверенно обеими руками дотронулся до его лица. Большим пальцем левой руки тихонько провёл по нижней губе. Ещё секунда, и он притянул лицо Джуниора к своему, чтобы поцеловать его.

Примечания:
*Чеболь (кор. 재벌?, 財閥?, чэболь) — южнокорейская форма финансово-промышленных групп. Конгломерат, представляющий собой группу формально самостоятельных фирм, находящихся в собственности определённых семей и под единым административным и финансовым контролем. Чеболи возникли в Южной Корее в конце Корейской войны и существуют до сих пор.

Отредактировано Jae Beomi (2018-05-20 13:51:11)

+5

11

Часть 11

Первые лучи солнца по-хозяйски ощупывали просторную кровать. Их тёплые прикосновения ласкали красоту обнажённых мужских тел. Рафаэль непременно бы смутился, стыдливо прикрывая завороженный взгляд от природной красоты естества. Два молодых, прекрасных тела сплелись воедино, погруженные в царство Морфея.

Джуниор проснулся первым. Почувствовав в своих крепких объятиях любимого, хотел орать от счастья. Он обнимал его руками и ногами. Скорее, крепко держал и боялся отпустить.
Джейби пошевелился. Хотел откинуть сжимающую его бёдра ногу.

- Ты меня задушишь, - прошептал он в шею Джуниору.

- Нет, - настойчиво прижимая к себе.

- Жарко.

У Джуниора колотилось сердце. Он знает, что произойдёт дальше. Как только Джейби встанет с постели, он уйдёт и запрётся в своей комнате. Будет избегать его и винить из-за этой ночи. Надо как можно дольше удержать его в постели. Вообще не отпускать до самого вечера, чтобы он привык к тому, что теперь они любовники. И это не в последний раз.

- Спи. У нас сегодня будет выходной.

- Отпусти. Мне дышать нечем, - мило зевнув, настаивал Джейби.

Джуниор поменял тактику. Убрал ногу с бедра Джейби и развернул его спиной к себе.

- Теперь ты только мой, - продолжая обнимать и крепко прижимать к себе, целовал бархатную кожу шеи и плеч. - Только мой.

Джейби, этой ночью лишился девственности.
Он со школы готовился к первому сексу. Больше морально и по рассказам взрослых. Представлял как это всё будет круто и красиво. Мечтал быть настоящим мачо в постели. Чтобы девушки и женщины падали к его ногам умоляя быть с ними. Он мечтал об этом. И конечно же, представить себе не мог, что любовь такого же как он парня будет сильнее и приведёт его к нему в постель.
Греясь в тёплых и надёжных объятиях Джуниора, он ни о чём не сожалел. Признался себе честно, вспоминая как это было приятно. Джуниор ласковый и нежный любовник. Осторожно настраивал его тело, словно это драгоценный инструмент. Губами и руками создавал звуки экстаза с опытностью большого знатока в столь тонком деле. Боль была и быстро исчезла. Джуниор делал с ним всё, что хотел. Хотя делал он только то, что могло бы удовлетворить тело Джейби. Аккуратные толчки достигали заветного места и волны очередного экстаза захлёстывали и бросали в бездну блаженства. Приходил он в себя от горячих поцелуев Джуниора, которыми он покрывал каждую клеточку тела Джейби. Джуниор был страстным и ненасытным.
Не испытывая чувство стыда и угрызений, Джейби вдруг понял:
Наверно, это должно было случиться. Именно так, и не иначе. Ещё с первой нашей встрече на причале.

- О чём ты думаешь?

- Когда? Когда ты понял, что я именно тот?

- С первой нашей встречи на причале.

Судьба.

- Почему? Я же хотел тебе рожу намылить.

Джуниор прижал любимое тело ещё крепче.

- Если бы мы встретились днём, ты бы точно увидел, как сильно я тебя захотел. Ты не понимаешь, как притягиваешь к себе. Ты просто ходячий секс. От тебя сплошные феромоны.

- Я знал. Случалось, когда мне делали намёки. Но не думал, что на столько сексуален.

Джейби вдруг почувствовал возбуждение Джуниора. Его достоинство крепко упиралось сзади.
Оттолкнувшись от него, откатился на другой край широкой кровати.

- На сегодня хватит! - ехидно улыбнувшись, он встал с постели. Красиво потянувшись всем телом, добавил. - Не мечтай, что это будет тогда, когда ты захочешь.

Поднял с пола свои вещи. Одел джинсы, накинул небрежно рубашку, вышел из комнаты.

Джуниор с трудом справился со своим возбуждением. Это было больно, но с этим справиться можно. Главное, что Джейби отреагировал на прошедшую ночь вполне спокойно. Учитывая вредный характер и упрямство, затащить его в следующий раз в постель будет непросто. Джуниор терпеливо будет добиваться своего. Защищать своё. Оберегать то, что принадлежит только ему. Вспомнились танка любимого японского поэта Аривара Нарихира:
"Каждый раз я грустил,
Что красой вишнёвых цветов
Не упился вдосталь,
Но ничто не сравнится
С радостью моей в эту ночь."
Это про меня. Эта ночь была самой лучшей в моей жизни...

В отношениях между ними всё изменилось. Всё стало по-другому. Они стали внимательнее к друг другу. Волшебная аура светилась над их головами.
Теперь они украдкой улыбались друг другу. Во время репетиций. Везде, где они были вместе. Они ощущали лёгкость во всём. Качество выступлений стало ещё лучше. Песни звучали волшебнее. Рейтинги росли. Всё чаще их дуэт занимал первые строчки чартов. Отзывы радовали глаз. Фанаты были по всему миру.
Любовь способна изменить жизнь. И только влюблённым решать, как её менять.

За очень хорошим всегда крадётся плохое.
Сын Бон был вне себя. После той вечеринки, президент чётко дал понять, что Джей&Джей теперь его территория. Любое сутенёрство или нарушение прав, и Сын Бон залетит за решетку. За каждым его шагом следили приставленные люди. Он не мог даже пойти в ресторан, чтобы не заметит слежку за собой. Его подручные давно уже были под судом и следствием. Нарыл президент на них немало компромата. Злоба и ненависть точила и без того чёрную душу Сын Бома. Он жаждал мести. Каждый раз, засыпая, рисовал в своём воображении жуткие картины расправы с президентом, Джуниором и Джейби. Только он почувствовал себя королём положения, как его настигла первая неудача. Президент решил его отправить в командировку по Америке. Набирать новые таланты. Стоило Сын Бому грубо отказаться, как его постигла вторая. За неподчинение сократили его как менеджера дуэта. В нём больше не нуждались. Сопротивление было бесполезным. На контракте стояла его жирная и уверенная подпись. Надо было внимательнее читать всё пункты. За нарушение некоторых - плата огромной неустойки. Когда? Когда он так промахнулся. В его планы не входило опять всё потерять. Конфликт замяли только после того, как он, Сын Бом, стоя на коленях выпросил себе прощение.
Унижение. Пострадало самолюбие. А его ведь уже узнавали на улицах, приглашали в богатые дома на семейные трапезы.
Унизили.
Растоптали.
Месть.
И только месть..

Пока Сын Бом грезил о страшной мести, дуэт Джей&Джей стремительно взбирался на вершину огромной популярности и к своей нише под крышей мира. Последний японский альбом ударил по потолкам популярных чартов. Billboard Japan вывел в первую десятку популярных альбомов. В связи с этим предстоял длительный тур по Японии и другим странам Азии. Теперь, у парней был новый график предстоящей деятельности. Президент лично контролировал своих новых звёзд. Охрана, новая квартира на территории прилегающей к компании, целая армия обслуживающего стаффа - всё теперь было по-новому. Так же тщательно охранялось личное пространство парней. Джуниор предполагал, что вся это суета вокруг них не только из-за необычайной популярности. Скорее всего проницательный президент знает об их личных отношениях. Корректные намёки на то, что нужно быть предельно осторожными не раз доказывали на сколько PD-ним осведомлён о каждой мелочи. И самое странное было то, что тайные отношения между Джейби и Джуниором, остались без запрета.
Джуниору было не спокойно. Если об их отношениях узнает хоть одна душа в мире - им конец. Если эту тайну скрывает президент, значит ему обязательно что-нибудь понадобиться взамен. И пока это время не настало, Джуниор решил разработать план независимости от всех, кто сейчас имеет над ними власть.

+5

12

Часть 12

Два года как Джейби и Джуниор являются дуэтом Джей&Джей. Этот небольшой юбилей решили отметить с размахом. А как же иначе. Популярность требует большого внимания. Это был тот же отель на Чеджу. Тот же пляж, где парни впервые начали рушить стену враждебности к друг другу.

- Ты помнишь, да?

Джуниор, сидевший рядом на песке, улыбался во весь рот.

- Ты о тех дамочка? Которые храпели во всю глотку? - смеясь во весь голос.

Джейби любовался своим парнем. Даже не вериться, что два года назад они были готовы поубивать друг друга. Скорее, это Джейби всегда ершился по любому малейшему поводу.
Я просто был колючий и противный.
А сейчас он любовался им свободно и без страха быть замеченным. О них уже шептались в агентстве. Нетизены откапывали массу доказательств их с Джуниором отношений. Шипперы просто сходили сума. Ох уж эти фанфики...
Боже!
Иногда вечерами, уставшие, они читали эти произведения и поражались эротической фантазией шипперов. Начитавшись, Джуниор нежно упрашивал попробовать в действительности все те пошлости, о которых были напичканы эти фанфики. Джейби сразу отказывался. Но не надолго. Джуниор умел своего добиваться. И за эти горячие ночи приходится мысленно благодарить авторов. В такие ночи Джейби был податливый как пластилин. Быть послушным пассивом под требовательным активом - это всё же одно блаженство. Даже если днём он всё та же колючка с равнодушной миной.

- О чём ты думаешь, сердце моё?

- А? Я?.. Да нет, ни о чём. Так... Любуюсь твоим смехом. Он завораживает.

- Наглая ложь! Я знаю этот затуманенный взгляд и слегка полураскрытые губы.

Да. Ты меня знаешь? Опять приставать начнёт. Это будет третий раз.

- Не начинай. Моя хризантема требует отдыха. Мне сидеть-то больно. Этого ты не заметил?

Джуниор придвинулся вплотную. Быстро лизнул мочку правого уха, потом острый язычок нырнул в ушную раковину, заставив тем самым содрогнуться всё тело Джейби.

- Пойдем? - тепло дыхнув в ушко, проговорил он сладким голосом.

- Не-е-ет. Ты уже получил сегодня своё, когда я...

- Малыш. Я хочу побаловать твоего малыша.

Не дав раскрыть рта Джейби, Джуниор вскочил с места и, рывком подняв любовника, потащил в густой цветущий кустарник. В самой гуще листвы Джуниор остановился. Нежно поцеловав своего любимого, опустился на колени и стал привычными движениями расстёгивать ширинку. Джейби не мог поверить, что это произойдёт именно на пляже в кустах.

- Что ты делаешь? Ну не здесь же... - пытаясь как-то сопротивляться. - Пре-крати. Прошу те-бя.

Последнее слово утонуло где-то в воздухе. Потому что нежные и тёплые губы Джуниора ласкали головку члена. Руки искусно гуляли вдоль ствола. Ещё секунда и член Джейби налился и затвердел. Он был внушительных размеров. Это нисколько не пугало Джуниора. Наоборот он старался обхватить его полностью губами и ртом. Джейби падал в нирвану. Он научился стонать тихо, так как подобное часто происходило в местах, где нужно было умело прятаться, в то время как Джуниор брал его.
Сколько времени продолжалось это обожание члена Джейби, неизвестно. Конец этому был впечатляющий. Взрыв эрекции и спермы. Джуниор поднялся с колен и поцеловал Джейби в губы. Джейби отдавался этому поцелую, понимая, как глубоко его любит Джуниор. Он любит в нём всё, и Джейби ценит это всем сердцем, отдавая взамен самого себя.

Утром их разбудили по телефону, который был в номере отеля. Радостный голос менеджера сообщил, что им пора сделать мейкап, приодеться и встретиться с репортёрами в фойе.

- Блин. Я хочу спать. До начала вечеринки ещё уйма времени, - ворчал Джейби где-то под ухом обнимающего его Джуниора. - Блять. Я спа-ать хочу.

Джуниор покрепче прижал свое сокровище. Поцеловал в макушку.

- Душа моя, просыпайся.

Фу-у, как слащаво, - освободившись от объятий, Джейби покинул тёплое гнёздышко и направился в ванную комнату.

Джуниору нравились эти утренние моменты. Джейби всегда первый покидал постель, хоть и ворчал бесконечно. Вставая он демонстрировал всю прелесть красивого, стройного тела. Это тело как филигранная работа искусного мастера. Каждый мускул, рельеф - как произведение. Самая влекомая часть тела - это упругие бархатные ягодицы.
И всё это моё! Господь, благодарю тебя за сей дар!
Не уставал повторять про себя счастливый влюблённый.

Вечеринка прошла. Обильный фуршет, именитые гости, руководящая верхушка агентства, приглашённые певцы, и в заключение озаряющие ночное небо - фейерверки. Сами виновники этого пышного и шумного праздника с нетерпением провожали всех присутствующих восвояси.

- Я устал как собака.

- Я тоже. Давай завтра с утра свалим в Сеул, - зевая произнёс Джейби. - PD-ним обещал два выходных до отъезда в Японию. Хочу навестить своих родителей.

- Значит, ты все два дня будешь в Кояне? Тогда сделаем эту ночь особенной?

Джуниор незаметно ладонью огладил упругую попку любимого. Джейби был настолько уставший, что на проявление такой нежности просто не отреагировал. Он стоял, молча позволяя гладить себя. Эта потеря бдительности им обошлась дорогой ценой.
Тучи над головами парней сгустились на следующий день. Не успели они сойти с трапа самолёта, как побледневший и ничего не подозревающий менеджер сообщил резкое требование президента немедленно явится в агентство.
Гром грянул. Не успели они войти в кабинет президента, как в их сторону полетели фотографии. Они были большими, цветными. И их было так много, что они устлали практически весь пол в помещении.

- Вы в своём уме?! - прорычал президент. - Что это, блять, такое?

Джейби нагнулся и поднял несколько фото. Секундный взгляд и было ясно, что это за фото. Учитывая количество этих фотографий, порно в мельчайших деталях.
Джуниор ещё на полу увидел, о чём эти фото. Так как узнал голого себя и лежащего под ним Джейби. Оглянувшись на любовника, увидел бледное лицо с закрытыми глазами.

- Вы совсем страх потеряли? Я как мог прикрывал ваши отношения. Только потому, что вы две золотые курицы, несущие золотые яйца! - продолжал наступать президент. - Я на многое закрывал глаза! Я прикрывал ваши развратные задницы!

Джейби не слышал воплей президента. Он просто хотел исчезнуть, испариться.
Хочу исчезнуть.
Было ощущение, что на него обрушилось стоэтажное здание. Эти обломки придавили его к земле. И ему никогда не подняться на ноги, гордо вскинув голову.
Кто-то взял его за руку и крепко сжал. Тепло.
Нет. Я всё ещё здесь.

Джуниор слышал каждое слово, сказанное в кабинете. Смесь оскорблений, сожалений и угроз. Ему было на всё это наплевать. Он был один на этом свете. Ни родных, ни друзей. Но Джейби... Его родители. Это всё, что его сейчас волновало.

- Президент, что вы от нас хотите?

- Кто - то известный вам как Сын Бом или Трей, требует многого на своих условиях.

- Что же он хочет? - предчувствуя ужасное, спросил Джейби.

- Акции моей компании и для вас рабский контракт до конца ваших дней.

- Я лучше застрелюсь, и Джейби за одно, - спокойно проговорил Джуниор.

- У нас есть время до вечера завтрашнего дня. Я планирую поймать его и стереть в порошок. Когда я это сделаю, вы оба, будете делать то, что я потребую.

- И что же это? - не унимался Джуниор.

- Новый контракт. Вы будете соло певцами. Вам будет запрещено находиться на одной сцене, в одной стране одновременно. Всё, что я вам оставлю в знак наших оставшихся хороших отношений - это общение по сотовой связи. И если кто-то из вас нарушит запрет агентства - вы пострадаете оба.

Джуниор не мог поверить всему, что он сейчас услышал. Это был страшный сон, кошмар наяву. Зачем ему нужны блага мира, если в нём нет единственного, любимого человека? Жизнь не имеет тогда смысла.
Что? Только сотовая связь?

- На сколько лет вы хотите заключить новый контракт? - тихо спросил Джейби.

Джуниор напряг всё своё существо, ожидая самого худшего ответа от президента.

- Если всё получиться, как я задумал. На три года. Для вашей же пользы. Вы мне ещё спасибо скажите.

- Значит, до завтрашнего вечера у нас есть время побыть вместе? - не унимался Джуниор.

Президент нажал кнопку вызова для секретаря. Она тут же ответила.

- Пусть войдут, - дал указание ей шеф.

Вошли четверо крепких с виду мужчин.

- У вас больше нет времени. Начиная с этой минуты вступает в силу новый контракт. Если вы откажитесь, то последствия будут страшными. Я сам вас уничтожу этими фотографиями. - Он указал на двоих. - Это ваши менеджеры. Остальные двое ваши личные телохранители. За дверьми остались ещё пару охранников на каждого из вас.

- PD-ним, зачем же так жестоко, - упавшим голосом проговорил Джуниор. - Пару часов. Хотя бы пару часов.

- Ни минуты, ни секунды. Это ваша плата за моральный ущерб мне. Итак. Что вы выбрали?

Джейби из под опущенных глаз посмотрел на того, кого видит в последний раз. За три года может случиться что угодно. Даже завтрашний день ничего не гарантирует. Его сердце уже разорвалось и обливалось кровью. Ноги еле держали.
Джейби вспомнил вчерашнюю ночь. Они любили друг друга нежно, ласково, с большой любовью. Как будто в последний раз.
Если для того, чтобы прикоснуться к нему, обнять его и прижать к своему сердцу, нужно ждать три года? Я буду ждать.

Джуниор поймал последний взгляд Джейби. В этот короткий миг ему стало ясно, что он прощается с ним. Джуниор хотел орать и метать. Уничтожить всё и всех вокруг, но не расставаться с тем, кого он любит больше жизни. Удерживала только одна мысль.
Джейби будет ждать меня. Он не забудет меня. И я буду ждать.. Сколько потребуется.

- Я согласен, - произнёс Джуниор и вышел из кабинета в сопровождении своей свиты.

Президент пронзительно смотрел на Джейби.

- Я согласен, - и покинул кабинет.

Через час Джейби получил первое смс от Джуниора. Там были только четыре цифры "1314".
Эти цифры с китайского означали: "До конца времён".

+6

13

Часть 13 Заключительная

Прошло около двух лет с тех самых пор, как Джейби и Джуниор расстались в кабинете призидента. Всё это время каждый из них существовал в разных частях планеты. Их пути не пересекались. Они не видели друг друга в глаза. Это словно после космического взрыва образовались две маленькие планеты. У каждой была своя собственная орбита. Не было солнца и луны и даже крошечных спутников. Каждая из планет была одинока в своем существовании. Только так можно было описать их жизни друг без друга.
Джуниор достиг очень много за это время. Кроме певческой деятельности, он стал начинающим актёром. В Корее он задерживался только из-за съемок в дорамах. В остальное время турне с концертами. Друзей у него не было. И поэтому, в короткие часы свободного времени, Джуниор запирался в номере отеля и не выходил оттуда до начала работ. Никто не знал чем он занимался в одиночестве. Оставалось только догадываться, что он устал от общества людей.
Джейби стал исполнителем песен собственного сочинения. Он сам продюсировал их выпуская в свет. Песни имели хороший успех, но не такой как это было во времена Джей&Джей. Это по большей части были баллады в серо-синих тонах и с грустным смыслом о будущем. Президент поощрял его талант как композитора. Поддерживал и при этом обещал, сидя в своем кожаном кресле в кабинете, что у него всё впереди и его будущее будет великим. Джейби ненавидел кабинет президента. Каждый раз покидая его чувствовал нестерпимую боль в сердце. Только оставаясь вне досягаемости всего окружающего мира и людей, Джейби брал сотовый и набирал заветный номер.

- Привет. Захотел услышать твой голос.

- Привет. Я жду твоего звонка уже неделю, - как всегда ворчал Джуниор. - Ждешь когда я поседею?

Джейби улыбался и крепко прижимал телефон к уху, как будто почувствует дыхание с другого конца.

- Шутишь. В твои то годы. Видел твою жуткую мордашку в журнале. Такой уродина.

Джуниор хохотал в ответ.

- Небось целовал мое лицо укратко от менеджера и стафф.

- Дурак, - смеялся в ответ Джейби.

Они шутили друг над другом и много смеялись. Единственно, что они не делали - это не говорили о своих чувствах. Слишком больно потом было сердцу. Депрессия окончательно высушила бы их сердца. Жизнь стала бы невыносимой. Однако время идёт. Дни, недели, месяцы пролетают. Это даёт надежду, что когда-нибудь разлука закончиться.

После окончания тайского тура Джуниору изменили расписание. Вместо заслуженных двухнедельных каникул ему предстояло остаться в Сеуле. Зачем и почему никто не мог объяснить толком. Джуниору нужно было находился в общежитии в режиме ожидания.

Джейби ещё был в Лос-Анджелесе. Здесь проходили съёмки для его нового альбома. Оставалось пару запланированных дней. Внезапно ему сообщили, что сегодня ночью вся съемочная группа, стафф и он сам вылетают в Сеул. На все вопросы Джейби, менеджер отвечал сухо и без энтузиазма.

Иногда случается то, что меньше всего ожидается. Подходя к кабинету PD-нима, Джуниор вдруг почувствовал знакомый аромат парфюма. Это как нахлынувшая ностальгия по счастливым временам. Сердце его бешено заколотилось. Открывая дверь кабинета, как в замедленной съёмке он увидел до боли знакомы силуэт у окна. Потереть глаза было бы в самый раз, но ошибки быть не может. Прислонившись к окну, скрестив руки на груди стоял Джейби. У него было странное выражение лица. Смесь удивления и недопонимания происходящего. Джуниору хотелось кинуться к нему и заключить в объятиях. Прижаться к нему и шептать в ухо, как он страдал без него.

- Ну, что ж. Все собрались. Присаживайтесь, - послышался голос президента. - Сегодня я собрал вас вместе, чтобы сообщить, что совет директоров решил создать новую мужскую айдол группу.

Джейби его практически не слушал. Напротив, за большим столом, сидел Джуниор. Ещё когда он медленно входил в кабинет, Джейби вдруг померещилось что он видит его призрак. Это как помутнение рассудка, когда без конца думаешь об одном и том же человеке. Показалось, как призрак Джуниора вошел и смотрел на него большими расширенными глазами не моргая. И теперь не призрак Джуниора сидел и смотрел прямо ему в глаза, так как будто в мире остались только они вдвоем.

- Джейби. Джейби,
- настойчиво требовал внимания президент. - Ты слушаешь меня?

- Да. конечно. Новая мужская группа. Только вот не понимаю, причем тут я, -
сухо ответил.

- Да. Причем тут он, - скрепя зубами произнес Джуниор.

Президент ухмыльнулся. Они до сих пор открыто проявляют ревность ко всему, что касается этих двоих. Как он спокойно жил все эти два года. Джейби и Джуниор оказались настоящими мужчинами слова. За это время ни разу не пытались тайно встретится. Они терпеливо ждали своего часа. Даже если бы их пришлось развести на десять лет, всё осталось бы по-прежнему.
Ох, уж эта любовь.

- Группа из семи участников. Вы с Джейби входите в состав. Уже решено. Джейби - лидер группы. Остальные пятеро отобраны из числа трейни. Дебют через два месяца. Название группы вы выберете на собрании всех участников. Вопросы?

Джейби показалось, что он ослышался.
Лидер?!

- У нас же контракт. До его окончания еще год, - медленно произнес Джейби. - Почему я лидер?

- Потому что, - пристально взглянув прямо в глаза Джейби. - Лидер несёт ответственность за всё и за всех в группе. Он старший, он отец и брат. Остальные участники для него как его собственные дети. И за их проказы и промахи отвечает лидер! Наказывать будут только лидера!

Джейби почувствовал себя неуютно. Мелки озноб охватил его тело. Почему ему кажеться, что он попал в большой капкан. Ему как бы не больно, но очень стало тяжело.
Джуниор следил за любимым лицом. На нём сменялось одно выражение за другим. И глаза. Эти прекрасные глаза охватила такая печаль, что в сердце защемило.

- Президент мы можем с вами поговорить на едине. В троем, - тихо обратился Джуниор.

Как только дверь закрылась за последним выходящим, Джуниор просто вспыхнул как пламя.

- Какая ещё группа? Мы же не имеем права видеться. Что так просто нарушаем пункты в контракте? А кто нам возместить неустойку? - всё больше распылялся Джуниор. - Или мы как заключенные примерного поведения досрочно освобождаемся?

- Я не понимаю твоего всплеска негодования, - спокойно отреагировал президент. - Ты что не рад? Теперь вы можете видеться все двадцать четыре часа в сутки. В чём проблема? Или вы уже.

- Хватит! - резко оборвал Джейби. - Мы разумные люди, чтобы вмешиваться и позволять вмешиваться другим в личные дела. Я не желаю ничего обсуждать. Я всё понял. Когда мы встречаемся с остальными участниками?

Президент не ожидал такого. Разлука пошла на пользу. Джейби не разочаровал его. Он станет хорошим лидером. Если нет. Тогда он засадит за решетку этого хироманта, что нагадал великое будущее новой группе..

Джуниор сидел на своей кровати в общежитии. Он был сбит с толку. Он ничего не понимал. Почему Джейби ушел первым из кабинета президента. Не задержался в коридоре ожидая его, Джуниора.
Почему? Почему?
Два дня назад они так хорошо пообщались по телефону. Джейби много смеялся и шутил. Всё было как всегда. Даже поцеловал через телефон.
Почему?
Стук в дверь комнаты прервал его мысли.

- Ну, кто там?

Это был менеджер.

- Не спишь? - присаживаясь напротив на стул. - Я пришел предупредить. Завтрашнего дня ты переезжаешь в другую комнату. Вернее в отдельную для всей группы общежитие. Там будет несколько комнат. Рад?

- Зачем? Мне и здесь хорошо.

- Джуниор. Всё хорошо. Разве перемены и что-то новое не вдохновляет тебя? Я хочу попросить вас с Джейби быть добрыми и внимательными к новым участникам. Они хорошие ребята. Трое иностранцы. Им нелегко. Они с трудом говорят на корейском. А представь, через два месяца у вас дебют. И прости конечно. Тяжелее всего придется Джейби. Вам и так было не просто эти два года. От этого вы стали только сильнее. Поддержи будущего лидера. Только ты его самое доверенное лицо. Друг. И самый близкий человек.

Джуниор вдруг понял. То, что они теперь будут рядом, не значит быть вместе как раньше. Это будет намного хуже, чем они были в разлуке.
Президент, ты большая сволочь.
Он прекрасно понимал. Быть только двоим в дуэте, репетировать, записывать песни, выступать, спать тайком в одном номере отеля - всё это в прошлом. Теперь их будет семеро. Каждый божий день семеро. Везде и всюду. От этих мыслей Джуниор становилось плохо. Не комфортно. Жутко.
Я должен что-то сделать. Избавиться ото всех. Я хочу быть только с моим любимым.
Зазвонил сотовый. Джуниор лихорадочно кинулся его искать в ворохе одеяла и вещей, что он накидал со злости. Наконец отыскав его увидел на экране телефона заставку, лицо Джейби.

- Привет. Ты спал? - проговорил уставший, любимый голос.

- Почему ты ушёл? Не дождался меня?

- Прости. Я был опустошён. Боялся, что расплачусь на твоей груди при всех.

- Я хотел, хотя бы мизинцем прикоснуться к тебе. Думал умру до конца собрания. Ты жестокий.

- Я тоже хотел. Я не мог поверить, что это ты. Ты похудел, Нён.

Слёзы потекли по лицу Джуниора. Только Джейби помнил его настоящее имя - Пак Джинён. Так ласково, его называл только он.

- Я люблю тебя, Боми.

Джейби не утирал своих слёз. Хорошо, что Джинён не видит его опухшего лица. После того, как он покинул здание агенства, Джейби влетел в первое попавшееся такси и умчался в Коян. Не помнил как поздоровался с родителями и очутился в своей комнате. Там, он закрывшись ото всех, дал волю нахлынувшим слезам. Он проплакал весь вечер. Это был прощальный вечер. Джейби прощался с прошлым. С тем прекрасным прошлым, что его связывало с Джинёном. Теперь всё измениться. И это было до простого понятно. Понятно и больно.

- Я тоже буду любить тебя всегда, Нён.

- До конца времён?

- До самого конца. Даже наши надгробные плиты буду стоять рядом.

- Обещаешь?

- Обещаю.

Больше они не о чём не говорили. Просто молчали. Они прекрасно понимали, что им пора прощаться. Прощаться с их отношениями. Каждый из них хотел лучшей жизни для любимого. Жизнь будет продолжаться ещё очень долго. Нужно много сделать и многого достичь. Возможно в другой жизни, в которой будет дозволенно открыто любить мужчине другого мужчину, они смогут быть счастливы до конца времён.

+5


Вы здесь » МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ! » ФАНФИКИ » КАК ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC